Helene Falconet
эвкалиптовый медвежонок
Ни с кем не виделась, кроме семьи и крёстных, разбирала детские вещи (коробка с веерами, пакет с палочками, миллион бумаг, маска с Масок и даже амортенция в пробирке!), провела миллион душещипательных бесед с родней (выпотрошена заживо, мне кажется, морально), нашла комикс по Ведьмаку (а Л. дома вырезает карты для Гвинта), промокла раз дцать под майским дождем.
Невероятно зелено в Москве, невероятно прекрасно. Когда я туда приезжаю, то отказываюсь будто в каком-то параллельном мире, где никогда ничего не меняется, а Питер - это такой далёкий сон.
Но сейчас поезд меня везет назад, и я отчётливо понимаю, что нет никаких понятий о доме - есть мой Дом как весь этот мир. Сумка за плечо - и вперёд. Есть родительский дом, есть дома моих друзей и близких, есть наше с мужем гнездо, и везде я дома. И в дороге тоже - было бы, где вздремнуть, да и все.